четверг, 16 июня 2016 г.

Рядовые моряки в России, похоже, начинают «вымирать» как класс.

Фото: РПСМ
Куда делись рядовые?
Рядовые моряки в России, похоже, начинают «вымирать» как класс. Если на судах под российским флагом в силу кодекса торгового мореплавания все, или почти все, должности занимают россияне, то на судах под иностранным флагом такое явление как боцман-россиянин или матрос-россиянин встречается все реже и реже. как правило, места рядовых занимают украинские и филиппинские граждане, говорится на сайте РПСМ,

Что же такое произошло, что рядовые специалисты в  России начинают исчезать, как динозавры? По мнению самих российских моряков, этой тенденции есть два объяснения: во-первых, сегодня морская профессия непопулярна в  принципе, а  во-вторых, система морского среднего профессионального образования полностью разрушена.

Вот как смотрит на  ситуацию матрос т/х «Baltic Heather» Юрий Викторович Штырбул (на фото), который заглянул в офис Балтийской территориальной организации РПСМ, чтобы продлить свой профсоюзный билет.

– Я, например, 1963 года рождения, – говорит Юрий Викторович. – На судах под иностранным флагом матросы-россияне, если и встречаются, то примерно моего возраста, а то и старше. В основном, как правило, рядовые – это украинцы, филиппинцы и т.п.

Наш собеседник уверен, что это значимый показатель того, как на  самом деле обстоят дела с морским образованием в стране. Можно горячо убеждать друг друга в том, что с образованием у нас все прекрасно, но стоит пробежать глазами хотя бы десяток судовых ролей, открывается истинная картина. На иностранных судах со смешанными экипажами в графе «гражданство» у рядовых редко увидишь слово «Россия», а на российских судах средний возраст рядового состава – пятьдесят лет.

– И правильно, – говорит Юрий Викторович. – В  том смысле, что этого и  следовало ожидать. Нет у нас сейчас в стране подготовки рядовых, утрачена. Я  так могу говорить, потому что мне есть, с чем сравнивать.

– В  Ленинградской мореходной школе, где я учился на матроса-судоремонтника, организация учебного процесса была поставлена на очень высоком уровне, – рассказывает моряк. – Нас, как бы сказать поточнее, «вели». И даже если бы у меня с морем не сложилось, то  я бы совершенно точно пошел работать в док: специальность позволяла.

Однако у  Юрия Викторовича, закончившего ЛМШ с отличием, с морем все «сложи лось». Получив диплом и рабочие документы, он пришел на работу в Балтийское морское пароходство: «Волжск», «Краснозаводск» – суда, с  которыми у  матроса связано множество воспоминаний. Со временем моряк перешел на  суда под «удобными» флагами.

– Какой моряк без соответствующей базы? – задается вопросом наш собеседник. – В  ЛМШ у  нас были мастерские, что позволяло организовать такелажную, шлюпочную практику. Мы получали представление о судах не по картинкам, а в реальности, потому что попросту имели возможность ходить в порт на суда. Кстати, практику я  проходил на  УПС «Зенит». Где он и  другие учебные суда, хотел бы я знать? К сожалению, все это, если говорить о подготовке рядового состава, утрачено.

– Даже в  «вышках» не  всем курсантам могут организовать прохождение плавпрактики, – продолжает моряк, – что уж говорить о  колледжах и  училищах. Но  такого быть не  должно: подготовка обязана включать в  себя все аспекты, от  теории до  непосредственной работы в  море, где будущие моряки приобретают практические навыки. Вот и получается, что на бумаге морские училища выпускают сотни матросов и мотористов, а на деле – в море «прорываются» единицы...

Как исправить ситуацию, у моряка рецепта нет. То, что разрушалось на  протяжении четверти века, понятно, нельзя возродить в одночасье, но в одном моряк уверен – меры должны приниматься на уровне государства. Системный подход к морскому образованию должен лечь в  основу кадровой политики, пока же происходит с  точностью до  наоборот. Как раз вот здесь профсоюз может и дол жен отстаивать интересы российского морского сообщества.

Юрий Викторович, кстати сказать, член профсоюза со стажем, поскольку его морская жизнь начиналась в БМП, где интересы моряков защищал знаменитый профком плавсостава.

– В  профсоюз ни  разу за  помощью не обращался, – говорит моряк. – Наверное потому, что нахожусь с  ним в  постоянном контакте: если есть вопросы по репутации судоходной компании или нюансам контракта, то  всегда получаю исчерпывающие разъяснения. Считаю, что организация, которая действует по всем направлениям в интересах моряков, нам просто необходима.