вторник, 2 февраля 2021 г.

Процедура расследования производственной травмы не имеет сроков давности

Фото: РПСМ

Если член экипажа в период работы по контракту получил производственную травму, он обязан сообщить о ней капитану, а тот в свою очередь – провести расследование инцидента. В противном случае моряк рискует попасть в ситуацию, в которой оказался моторист 1 класса с сухогруза под флагом РФ, сообщает РПСМ.

В Российский профсоюз моряков обратился бывший член экипажа судна с просьбой о консультации по поводу травмирования на борту. Он рассказал, что в августе 2020 года в процессе подготовки судна к грузовым операциям в порту получил травму левой руки. Моториста оперативно доставили в медучреждение, где наложили фиксирующую повязку, после чего он вернулся на сухогруз.

Капитан вместо того, чтобы организовать работу судовой комиссии, провести надлежащее расследование инцидента и выдать травмированному моряку акт по форме «Н-1», предложил не оформлять больничный лист, сославшись на то, что моторист получит всего 8000 рублей, а остаться на борту судна до окончания контракта. Капитан гарантировал, что моряк будет освобожден от судовых работ и несения вахты и получит полную зарплату. Устоять перед заманчивым предложением оказалось сложно: согласившись с предложенными условиями, член экипажа не стал требовать от администрации судна расследования производственной травмы и составления акта по форме «Н-1».

В ноябре по завершении рейса моторист получил обещанные деньги и отпускные.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Фрахтователи отказываются заключать договоры на аренду судов, которым предстоит смена экипажа

Тем временем вопрос о состоянии его здоровья оставался открытым: за период нахождения на борту моряк ни разу не обратился за квалифицированной медицинской помощью в портах стоянки судна, а к моменту списания его левая рука практически потеряла подвижность. С декабря 2020 года по январь 2021 года он проходил платную реабилитацию у ортопеда-травматолога, который рекомендовал прооперировать руку в частной московской клинике. Как оказалось, цена вопроса – 400 тысяч рублей. Тогда моторист обратился в судоходную компанию за помощью в финансировании операции, но получил отказ.

Как объяснил главный технический инспектор труда Российского профсоюза моряков Евгений Хижняк, несмотря на то, что изначально бывший работник компании допустил серьезную ошибку, отказавшись от расследования производственной травмы, ситуацию можно повернуть в правовое русло. Так, моторист имеет полное право потребовать от судовладельца составить акт по форме «Н-1» по несчастному случаю, так как у этого документа нет срока давности, а в случае отказа – обжаловать решение компании в Госинспекции труда и в суде по месту нахождения работодателя.

РПСМ напоминает, что травма, полученная на борту, подлежит обязательному расследованию судовой комиссией под руководством капитана или компании. По его результатам моряк должен получить один экземпляр акта формы «Н-1».

– Это важно, – подчеркнул Евгений Хижняк. – Акт по форме «Н-1» является основанием для требования оплатить лечение на берегу или компенсировать расходы, затраченные на реабилитацию. Члены экипажа должны понимать, что даже спустя годы последствия травмы могут не просто поставить под вопрос работу в плавсоставе, а изрядно испортить качество жизни на берегу: поэтому не следует принимать всякого рода заманчивые предложения от работодателя, действовать нужно только согласно закона и существующей процедуре расследования производственной травмы.