четверг, 27 сентября 2018 г.

Чего ожидать от Морской администрации: жесткий контроль обучения на курсах и борьба с «торговцами пластиком»

Фото: Работник Моря
В августе этого года в Украине начала работу Морская администрация. И судя по планам, которыми с «Работником моря» поделился руководитель новой структуры Дмитрий Петренко, отрасль ждут реальные перемены. Если коротко: переход в цифровое пространство и прощание с кипами бумажных документов, жесткий контроль обучения на курсах и борьба с «торговцами пластиком», полное обновление штата, ратификация конвенции MLC, возрождение судостроения.

Руководитель новой структуры Дмитрий Петренко рассказывает о планах на будущее.

РМ: Создание Морской администрации вызвало, выражаясь шаблонным языком, шквал эмоций, причем далеко не всегда положительных. Критика, скептические замечания и откровенные нападки в прессе… Как думаете, почему это происходит? И как на это реагировать?

Дмитрий Петренко: Никак. Просто работать. Часто говорят: «Собака лает – караван идет». Я не очень люблю это выражение, но применительно к заданному вопросу – именно такой случай. Естественно, будучи руководителем серьезного органа, я должен быть готов ко всему, в том числе и к критике. Только в том случае, если она объективная, а не заказная.

Недовольных же будет все больше, ведь уже понятно: реформы неотвратимы. Дело в том, что отраслью никто очень долго не занимался, и сегодня в ней существует такое понятие, как «клановость». Было бы странно, если бы все эти «кланы» не пытались воздействовать на Морскую администрацию в своих интересах. Лучший способ борьбы с этим явлением – продолжать реформы, принимать новые нормативные акты, действовать в русле общемировых прогрессивных тенденций.

Как я вижу процесс реформирования? В первую очередь, это полный переход в цифровое пространство. А дальше можно пройтись по множеству пунктов. Например, административные услуги. У нас в этом плане – все еще «совок»: любая подача документов оборачивается для моряка ненужными очередями и необходимостью собирать большое количество бумаг. Зачем? Если все можно делать через электронный портал – подавать и оформлять все документы, приносить после этого в сервисный центр оригиналы и в течение 15 минут получать паспорт моряка. И заплатить за услугу государству, согласно выбранному тобой же пакету. А не отдавать деньги где-то в переулке посреднику, который через цепочку других посредников пойдет договариваться, чтобы выдали паспорт за один-два дня. И это касается любых документов, а не только паспорта. Тех же дипломов. Я надеюсь, что в ближайшее время у нас заработает Сервисный центр морского и речного транспорта. Проект уже находится на согласовании в Министерстве инфраструктуры. Надеюсь, что уже очень скоро его согласуют, и появится соответствующее постановление Кабмина.

РМ: За дипломы платят еще и потому, что не хотят учиться…

Дмитрий Петренко: А это второй вопрос. И здесь, кстати, перевод многих процессов в цифровое пространство тоже очень поможет. Есть хороший пример Грузии. У них в свое время ситуация зашла так далеко, что все мировое сообщество попросту перестало принимать их дипломы. Они попали в «черный список», и выход был один: радикально пересмотреть систему. И они нашли решение: внедрили цифровую базу данных, которая ведет моряка от начала его карьеры. В этой базе хранится вся информация о профессиональном пути человека, начиная с момента его учебы. Данные о том, в каком учебно-тренажерном центре он проходит подготовку, как получает практический опыт, с привязкой и внесением информации не моряком, а крюингом. Как он проходит повышение квалификации. Все это хранится в единой базе, которая защищена от постороннего доступа, а изменения может вносить только администратор. И любое изменение тщательно отслеживается.
Кстати, и в Украине есть положительный пример: получение загранпаспортов. Можно записаться в электронную очередь, подать все документы через портал, и в установленный срок, не посещая лишние кабинеты, прийти и получить готовый паспорт. Все, что требуется – отпечатки пальцев и фотография, и делается это за пару минут при подаче документов. Я не так давно на себе проверил, как это работает. У меня весь процесс занял семь минут. Это яркий пример качественно сделанного продукта. Такая система создает позитивный имидж страны.

РМ: Помимо оцифровки данных, как еще можно отслеживать вероятные махинации?

Дмитрий Петренко: В тренажерных центрах будет введен видеоконтроль. Особенно по тем направлениям, которые я считаю критически важными, например, все, что связано с безопасностью. Мы будем видеть, как моряк проходил подготовку. Будет введена четкая программа с точным числом учеников, единая система с расписанием, доступным на сайте. И в тренажерных центрах больше не будет возможности манипулировать количеством учащихся.

У нас как-то был забавный случай при проверке учебно-тренажерных заведений. Одно из них находится за периметром охраняемой зоны. Так вот, в тренажерном центре прошло обучение, по результатам которого 100 человек получили сертификаты, а на КПП не было ни одной подписи о том, что люди пересекали эту территорию. Вопрос: они попадали на территорию центра и обратно по воздуху? Думаю, ответ очевиден… В этом же центре, при возможности обучать по одному из направлений около 20-30 человек за месяц, обучали 150-200 человек. Возможно, в аудитории на одном стуле сидело по 6 человек одновременно? И самое интересное: сотрудники этих центров уверены, что ничего не нарушают, продавая, по сути, поддельные дипломы. На рынке должны быть только те тренажерные центры, которые проводят реальное обучение.

РМ: Когда планируется ввести такой контроль и за чей счет?

Дмитрий Петренко: Все наши инициативы будут отражены в соответствующих нормативных актах, и я не считаю, что для тренажерных центров это большие затраты. Многие из них уже имеют возможности для введения системы видеоконтроля, просто пока они не консолидированы и не подключены к единой системе. Мы должны донести до владельцев тренажерных центров месседж: не может обучение по 6-й главе стоить 400 гривен, потому что заправка одного огнетушителя стоит 350, а за курс человек должен дважды потушить пожар. А электроэнергия, аренда и содержание помещений? А зарплата преподавателей?

РМ: Вы считаете, что это повысит качество подготовки моряков?

Дмитрий Петренко: Конечно, повысит. Потому что будет конкуренция. Уже сегодня есть тренажерные центры, которые действительно продают качественную услугу, и моряки там обучаются, и есть контроль. В таких центрах курс стоит от 3,5 до 15 тысяч гривен, потому что они реально вкладываются в продукт. А те «центры», которые попросту занимаются торговлей сертификатами, – это путь в никуда. И сегодня, одна из главных задач Морской администрации заключается в прекращении их деятельности. А это возможно только путем внесения изменений в нормативную базу в отношении системы контроля и мониторинга. Я думаю, что сейчас на рынке найдется только 4-5 центров, которые действительно готовы и хотят так работать, остальные просто торгуют пластиком, продают его налево и направо, ставя тем самым под угрозу жизнь моряка. Сначала недобросовестные тренажерные центры, а потом еще одно звено – непорядочные крюинги, работающие в связке с такими центрами, и в итоге совершенно не подготовленный моряк оказывается на судне. А в силу незнания своих должностных обязанностей, незнания того, как вести себя в экстремальной ситуации, человек может непоправимо пострадать. Эту проблему нужно решать комплексно, и вовлекать в процесс и профсоюзы, и крюинги Одессы.

Крюинги должны быть локомотивом этих изменений. По сути, крюинг – это покупатель наших людских ресурсов, они выводят их на мировой рынок. И они как никто должны бороться за качество. Для меня крюинг – это компания, работающая по четким стандартам, в которой нет возможности провернуть махинации с опытом моряков и так далее…

РМ: А что вы можете сказать по поводу Дипломно-паспортного отдела?

Дмитрий Петренко: Отделы однозначно будут реорганизованы уже в этом году. Эти услуги будут предоставляться через сеть сервисных центров. Мы планируем оставить в Украине пять больших сервисных центров, в Одессе, Херсоне, Киеве, Львове и Днепре, которые будут работать по европейскому формату. Туда можно будет прийти и получить различные услуги: регистрация прав на маломерное судно, прохождение государственной квалификационной комиссии, подтверждение диплома, паспорта моряка… Необходимо уходить от того, что мы «гоняем» нашего моряка по разным инстанциям. Если говорить в общем – мы создадим такое «единое окно», где весь государственный сервис будет предоставляться в одном помещении. Там же будет доступ ко всем остальным услугам, которые предоставляет Морская администрация и предприятия, находящиеся в сфере ее управления.

РМ: А комиссии в той форме, в которой существуют сейчас, останутся?

Дмитрий Петренко: Я все-таки присматриваюсь к общепринятой мировой практике тестирования. Естественно, комиссии должны остаться, ведь нередко возникают спорные вопросы. Чтобы понять общий срез знаний моряка, можно использовать тестирование на компьютере. Потом секретарь получает распечатку ответов, и если обнаруживается спорный ответ на вопрос, человек должен получить возможность выйти на комиссию, где ему зададут дополнительные вопросы по этому направлению. Если он не ответит, значит, будет приниматься решение, набрал ли он необходимое количество баллов в итоге. То есть нужна какая-то альтернатива, чтобы не было спекуляции, чтобы не загонять моряка в рамки только одного варианта подтверждения знаний.

РМ:
Конвенция ПДНВ предусматривает не только экзамены, но и повышение квалификации моряка…

Дмитрий Петренко: А вот это не совсем верно. Вы читаете нормативные акты в переводе, и могу сказать, что я нашел большое количество несовпадений между оригиналом текста на английском и переводом. Потому что это неофициальный перевод. Тот текст конвенции, который сейчас существует на украинском языке, переводился определенными людьми в интересах определенного круга лиц и совершенно с определенной целью: чтобы процесс дипломирования шел в том русле, которое они видят. Вот и получается, что во всем мире это Refresh update, а у нас – повышение квалификации.

В нашей единой информационной системе будет отдельное диалоговое окно для крюингов. Каждый крюинг будет вносить туда информацию о контракте моряка, дате его подписания, дате посадки на судно и возвращения домой. Мы навсегда закроем тему с «липовым» опытом, и любой судовладелец сможет на нашем портале проследить полностью всю трудовую информацию о человеке, которого он берет на работу. Сертификаты, тренинги, обучение, работа… Мы таким образом сделаем нашего моряка конкурентоспособным, у него будут выгодные преимущества в сравнении с моряками из других стран. Я знаю, что сейчас активно над этим продуктом работают Филиппины и Великобритания. И мы не должны отставать.

РМ: А что вы можете сказать по поводу Дипломно-паспортного отдела?

Дмитрий Петренко: Отделы однозначно будут реорганизованы уже в этом году. Эти услуги будут предоставляться через сеть сервисных центров. Мы планируем оставить в Украине пять больших сервисных центров, в Одессе, Херсоне, Киеве, Львове и Днепре, которые будут работать по европейскому формату. Туда можно будет прийти и получить различные услуги: регистрация прав на маломерное судно, прохождение государственной квалификационной комиссии, подтверждение диплома, паспорта моряка… Необходимо уходить от того, что мы «гоняем» нашего моряка по разным инстанциям. Если говорить в общем – мы создадим такое «единое окно», где весь государственный сервис будет предоставляться в одном помещении. Там же будет доступ ко всем остальным услугам, которые предоставляет Морская администрация и предприятия, находящиеся в сфере ее управления.

РМ: А комиссии в той форме, в которой существуют сейчас, останутся?

Дмитрий Петренко: Я все-таки присматриваюсь к общепринятой мировой практике тестирования. Естественно, комиссии должны остаться, ведь нередко возникают спорные вопросы. Чтобы понять общий срез знаний моряка, можно использовать тестирование на компьютере. Потом секретарь получает распечатку ответов, и если обнаруживается спорный ответ на вопрос, человек должен получить возможность выйти на комиссию, где ему зададут дополнительные вопросы по этому направлению. Если он не ответит, значит, будет приниматься решение, набрал ли он необходимое количество баллов в итоге. То есть нужна какая-то альтернатива, чтобы не было спекуляции, чтобы не загонять моряка в рамки только одного варианта подтверждения знаний.

РМ: Конвенция ПДНВ предусматривает не только экзамены, но и повышение квалификации моряка…

Дмитрий Петренко: А вот это не совсем верно. Вы читаете нормативные акты в переводе, и могу сказать, что я нашел большое количество несовпадений между оригиналом текста на английском и переводом. Потому что это неофициальный перевод. Тот текст конвенции, который сейчас существует на украинском языке, переводился определенными людьми в интересах определенного круга лиц и совершенно с определенной целью: чтобы процесс дипломирования шел в том русле, которое они видят. Вот и получается, что во всем мире это Refresh update, а у нас – повышение квалификации.

В нашей единой информационной системе будет отдельное диалоговое окно для крюингов. Каждый крюинг будет вносить туда информацию о контракте моряка, дате его подписания, дате посадки на судно и возвращения домой. Мы навсегда закроем тему с «липовым» опытом, и любой судовладелец сможет на нашем портале проследить полностью всю трудовую информацию о человеке, которого он берет на работу. Сертификаты, тренинги, обучение, работа… Мы таким образом сделаем нашего моряка конкурентоспособным, у него будут выгодные преимущества в сравнении с моряками из других стран. Я знаю, что сейчас активно над этим продуктом работают Филиппины и Великобритания. И мы не должны отставать.

РМ: А что по поводу Парижского меморандума? Что сделано для присоединения к этому протоколу?

Дмитрий Петренко: Сделано, с одной стороны, много, а с другой – ничего. Ресурсов, которые были в наличии в Укртрансбезопасности, было недостаточно, чтобы пройти весь этот путь. А вот у Морской администрации, думаю, это получится, и вопрос будет решен быстрее. Одна из первых проблем – финансирование. И помимо того, что нужно привести некоторые пункты в соответствие требованиям меморандума, необходимо еще создать спецфонд Морской администрации. К слову, с моей точки зрения положение Парижского меморандума о том, что инспектором может стать человек без морского образования, прошедший подготовку на курсах, в украинских реалиях может быть опасно. Мы не можем допустить возвращения «не специалистов» в эту отрасль. Да, Украина должна быть членом Парижского меморандума. Вопрос второй – время и финансирование. Думаю, этой цели мы достигнем.

В прессе было много инсинуаций по поводу того, что мы попали в черный список Парижского меморандума. Это чистой воды манипуляция и попытка политического давления на ситуацию. Например, США находятся в сером списке Парижского меморандума. А Украина, с ее тридцатью судами, которым всем по 40 с лишним лет и которые на плаву остаются, как говорится, только силой мысли, потенциально не может находиться в белом или сером списке. У Украины просто нет таких судов. Возродим судостроение, и ситуация изменится. И мы сейчас активно работаем, чтобы привлекать под наш флаг новый флот.

Морская администрация настроена на позитивные результаты работы при поддержке Кабинета Министров Украины, Верховной Рады Украины, Министерства инфраструктуры в сфере морского и речного транспорта. Ведь только скоординированная работа позволит возродить статус Украины как сильного морского государства, которое имеет огромный потенциал дальнейшего развития.