четверг, 22 декабря 2016 г.

Есть вина, но нет наказания. Убийство моряка

Фото: Интернет
Долго думал писать или не писать данную статью, но все же решился. Ни в коем случае не воспринимайте информацию как сигнал к действию.
Статья раскрывает проблемы, которые реально существуют на флоте и с которыми мне приходилось и приходится сталкиваться постоянно.
Это проблема называется — убийство моряка на судне, рассказывает Защитник прав моряков и трудовых мигрантов Николай Гольбин.

К сожалению, но статистика не покажет нам реальную картину того, сколько реальных случаев убийства моряков произошло на судне и происходит постоянно. Причина банальна. На моей памяти еще не было такого, чтобы следствие завершилось признанием самого факта убийства или уж тем более наказания виновного. Но почему?

Ответ лежит на поверхности.

Давайте представим ситуацию. Судно ходит под удобным флагом, экипаж интернациональный, юридический адрес или страна регистрации судовладельца Греция, Панама либо Германия. Без разницы.

И вот именно такая картина позволяет бесчинствовать на борту судна и остаться безнаказанным.

На судне распространяется законодательство страны флага. То есть, все что происходит на судне должно подчиняться законам страны флага. Если убийство моряка происходит в нейтральных водах, то по идее правоохранительные органы страны флага и должны расследовать факт убийства. Но сами понимаете, что довольно трудно ожидать прибытие следователей с островного государства на вертолете для расследования убийства. Этого никогда не будет. На практике, следственные действия проводятся по факту гибели моряка в первом же порту захода судна.

Теперь вопрос. Как можно произвести следственные действия, если место преступления будет тщательно вымыто и убрано, а экипаж как под копирку будет давать показания, что ничего не видели и не слышали.

Таким образом, отпечатков пальцев нет, орудия убийства нет и все следы и возможные доказательства тщательно будут скрыты или уничтожены.

Для чего это делается. Да для того, чтобы скрыть сам факт убийства. Так как в случае наличия веских оснований полагать, что на судне произошло убийство судно подлежит аресту в качестве вещественного доказательства и с экипажем проводятся следственные действия. Сами понимаете, что в условиях международной торговли и судоходства судовладельцу легче скрыть все следы, чем рисковать судьбой судна.

Таким образом, на судне не представляется возможным произвести следственные действия в полном объеме и практически всегда судно отпускается, и через какое-то время закрывается уголовное дело.

Предположим, что экипаж украинский и вы спросите, а можно ли возбудить уголовное дело по факту смерти в Украине? Возбудить-то можно, но довести его до конца не представляется возможным, так как юрисдикция Украины распространяется только на территории Украины и в виду того, что следственные действия на судне не проводились следователями из Украины, то дело закрывается за отсутствием состава преступления. Даже если тело будет с 50-ю ножевыми ранениями, дело будет закрыто в Украине из-за отсутствия состава преступления.

Таких отписок на моей памяти встречалось очень много. На словах и не для протокола следователи говорят, что если преступление совершено за пределами Украины, то они абсолютно бессильны и им легче закрыть дело, чем давать кучу запросов и участвовать в расследовании.

Увы, но такова реальность.

Возможно ли возбудить уголовное дело в стране регистрации судовладельца — НЕТ — это не возможно. Опять-таки, на судне распространяется законодательство страны флага и судовладелец всегда пользуется этим.

Повторюсь, судовладельцу легче дать команду скрыть все следы преступления до захода судна в порт нежели подвергать судно и команду риску.

Если подытожить, то скажу Вам так. Даже если вы будете знать имя убийцы, привлечь его к ответственности по закону будет довольно проблематично. Я бы сказал – это утопия.

Даже если дело и возбудится по факту гибели моряка, вероятность, что оно дойдет до вынесения приговора виновному минимальна, я бы сказал даже, что равна нулю.

Такова реальность и так работает система, которая не работает.