четверг, 16 июня 2016 г.

Американский судовладелец Tidewater рискует потерять флот из-за $2 млрд. долгов

Фото: MHJSVK
Стоимость оффшорного судна до и во время кризиса – это совершенно разные суммы. Американский судовладелец Tidewater переживает нелёгкие времена: компания пытается договориться с кредиторами, которым задолжала в общей сложности более $2 млрд. Tidewater уже сообщила, что не сможет покрыть проценты по кредитным ставкам – для этого её операционная прибыль должна быть втрое больше процентных выплат, чем компания не может похвастаться, говорится на сайте Работник Моря.

При этом у Tidewater не наблюдается проблем с ликвидностью. По словам главного исполнительного директора Джеффа Платта, переговоры с кредиторами продолжаются, и договорённость будет достигнута. Заимодавцы уже согласились подписать соглашение, по которому выплата процентов откладывает до середины августа, чтобы не инициировать немедленного погашения долгов.

Другие американские компании – например, Hornbeck Offshore Services (HOS) и Seacor Holdings, у каждой из которых долг превышает $1 млрд. – также испытывают трудности с выплатой процентов. Проблема Tidewater в том, что у неё не только в два раза больше долгов, но и в два раза больше заимодавцев, у каждого из которых свои планы и свой взгляд на ситуацию. Это затрудняет достижение какого-то общего соглашения.

Около $1 млрд. кредитов Tidewater – это негарантированные долговые обязательства, которыми компания обзавелась с 2010 по 2013 годы, когда искала финансирование для своей программы модернизации флота. Эти обязательства подлежат погашению с 2017 по 2026 годы. Ещё $900 млн. – это возобновляемая кредитная линия от группы банков, срок выплаты которой наступит в 2020 году. Некоторые долги образовались после приобретения норвежской фирмы Troms Offshore в 2013 году.

«По-видимому, несмотря на тяжёлое положение Tidewater, соглашение с кредиторами может быть достигнуто, – считает Трей Столз, аналитик торгового агентства Iberia Capital Partners. – Но добиваться этого придётся кровью и потом. Потому что сейчас у компании совершенно нет козырей, которые можно было бы бросить на стол в переговорах».

Разный объём траншей и разные сроки их погашения затрудняют переговоры с инвесторами. Одновременная выборка компанией всего банковского кредита уменьшает вероятность отсрочки от банков. По словам Столза, создаётся впечатление, что кредиторы договорились поступать наперекор тому, чего хочет от них Tidewater.

«Выбрать все средства по возобновляемой кредитной линии – это обычное действие для компаний, которые чувствуют, что банк вот-вот урежет их кредитный лимит, – утверждает Эван Фласчен, специалист по корпоративной реструктуризации из юридической фирмы Bracewell. – Потому что никто не хочет терять деньги только потому, что зазевался и не взял их вовремя. Но поступая таким образом, компания рискует столкнуться с ужесточением условий кредитного соглашения. Ни банки, ни другие заимодавцы не любят такого поведения».

По словам Фласчена, банки в таких ситуациях действуют жёстко, потому что хотят вернуть максимально возможное количество средств. Те инвесторы, у которых на руках долговые соглашения, более склонны идти на компромиссы, потому что они могут, например, просто оговорить себе долю в акционерном капитале компании-должника.

«Поэтому банки и инвесторы – они всегда в разных лагерях по отношению к должнику в таких случаях», – уверяет Фласчен.

Но и банки, и инвесторы сейчас думают об одном и том же – может ли оффшорный флот Tidewater, насчитывающий 278 судов, рассматриваться как залоговое имущество, обеспечивающее долг. Финансовый директор компании пообещал, что в случае признания неплатежеспособности флот будет поделен между заимодавцами пропорционально суммам долгов.

Фласчен утверждает, что это нормальная практика в долговых переговорах – предоставлять обеспечение в равной степени для всех кредиторов, независимо от гарантии кредита. Но поскольку долговые соглашения считаются более приоритетными, те инвесторы, у которых они есть, могут потребовать себе больше судов, чем отойдёт, например, банку.

«Это вообще необычно для судоходства – иметь негарантированные обязательства, – считает Фласчен. – И конечно, это затруднит процесс распределения залогового имущества. Кроме того, тяжелоё положение оффшорного рынка заставляет задаваться вопросом – а как вообще оценивать эти суда, используя их в качестве залога?»

«По-видимому, инвесторы будут сами оценивать потенциал того или иного судна, – поддерживает коллегу Столз. – И делать это довольно произвольно. Рынок останется кризисным как минимум до конца года, так что чуда ждать неоткуда. При такой оценке владельцы долговых соглашений заберут себе, что захотят, и оставят незащищённых кредиторов ни с чем. Из ряда вон выходящая ситуация, честно говоря».