пятница, 30 декабря 2016 г.

Немецкий судовладелец отсудил у ITF компенсацию за несправедливый бойкот судна

Фото: Roy Lowry
Компания Reederei Foroohari и её менеджмент-подразделение BF Shipmanagement получат компенсацию от германского профсоюза Ver.di за бойкот, объявленный одному из судов компании. Причина бойкота – отказ судовладельца подписывать коллективный договор от Международной федерации транспортных рабочих (ITF), членом которой является профсоюз. О выплате компенсации сообщил ресурс TradeWinds, информирует Работник Моря.

Речь идёт о многоцелевом судне BF Timaru, которому был объявлен трёхдневный бойкот в ноябре 2015 г. в Бремене, Германия. Судно, построенное в 2006 году, имеет дедвейт 11.142 тонн и ходит под флагом Португалии. ITF инициировала бойкот после того, как Reederei Foroohari, не подписала колдоговор ITF, как сделало бы большинство судовладельцев. Вместо этого компания переждала бойкот судна, а после потребовала в бременском суде по трудовым спорам возврата потерянной за эти дни стоимости фрахта и возмещения других издержек, вызванных простоем.

В ходе судебного разбирательства Ver.di пошёл на мировое соглашение и согласился выплатить Reederei Foroohari $66.770. Расходы профсоюз поделит с ITF. По утверждению юридической фирмы Ahlers & Vogel, которая представляет Reederei Foroohari, решение было принято после признания судом обоснованности обвинения.

На предварительном слушании дела бременский судья был довольно скептически настроен по отношению к профсоюзу и федерации, сообщает TradeWinds. Судья принял во внимание тот факт, что Ver.di не известил вовремя Reederei Foroohari о начале бойкота. В свою очередь, инспектор ITF не ознакомил судовладельца с содержанием колдоговора, обратившись вместо этого к менеджеру. В результате ITF потребовала от Reederei Foroohari подписать соглашение, с которым компания не была ознакомлена.

Представители Ver.di заявили, что это были «ошибки в формальностях», а не умышленные действия. Однако судья также принял во внимание другой факт: ITF потребовала от членов экипажа BF Timaru, чтобы они стали членами её профсоюза после подписания колдоговора. После этого судовладелец был обязан начать платить взносы в ITF. Эти действия федерации заставили суд задуматься о правомерности бойкота.

Ежегодно ITF и её подразделения бойкотируют десятки судов по всему миру. Причиной может стать подозрение, что зарплата на судне ниже минимальной, или что колдоговор или соглашение об условиях труда не соблюдается. Бойкот также может стать следствием растущей напряжённости в отношениях судовладельцев с федерацией, вызванной затянувшимся кризисом в отрасли.

Ситуацию с BF Timaru прокомментировал юрист Украинского независимого морского профсоюза Борис Бабин. По его словам, приведённый выше спор между профсоюзом-участником ITF и судовладельцем является очень показательным. Инспектор ITF организовал бойкот судна с целью принудить компанию подписать колдоговор с профсоюзом ITF, считает Бабин.
При этом владельца судна своевременно не предупредили о бойкоте, и не прислали ему текст колдоговора. Также никак не была учтена позиция членов многонационального экипажа: хотят ли они отчислять средства в неизвестный им профсоюз ради того, чтобы на судне появился новый документ с печатью. Однако их позиция заинтересовала бременского судью, поскольку принуждение к вступлению в профсоюз в цивилизованных странах является грубым нарушением прав человека на объединения, на труд и на собственность, отмечает Бабин. Как только стало ясно, что суд может признать факт такого принуждения, профсоюз тут же пошёл на мировое соглашение.

«Это, наверное, первый случай на моей памяти, когда профсоюз ITF добровольно выплатил кому-то возмещение, – подводит итог Бабин. – Но опять-таки, самим членам экипажа никто так и не подумал компенсировать убытки, которые они понесли, когда во время бойкота, под угрозой потери контракта вступили в «недешёвый» профсоюз ITF. Долгое время они платили федерации взносы, которые, очевидно, были выше, чем выплаты по тому колдоговору, который действовал на борту до визита инспектора ITF. Я бы на их месте обратился в Европейский суд по правам человека. А вы?»