среда, 23 декабря 2020 г.

ИМО: оговорки фрахтователей о запрете смены экипажей усугубляют текущий кризис

Фото: Из Интернета

Китак Лим, генеральный секретарь Международной морской организации (ИМО), заявил, что оговорки фрахтователей о запрете смены экипажей усугубляют текущий кризис и сводят на нет все усилия по его преодолению, передает РПСМ.

Как отметили в организации, сегодня некоторые фрахтователи настаивают на оговорках в контрактах, которые гласят, что на судне не может проводиться смена экипажа, пока на борту есть груз фрахтователя. Следовательно, теплоход не имеет возможности отклониться от маршрута и зайти в порты, где есть возможность сменить моряков. Инициативная группа по действиям в кризисной ситуации для моряков (SCAT) ИМО в последние недели многое узнала об этом вызывающем тревогу явлении.

– Эти пункты о запрете смены в соглашениях провоцируют еще большую ментальную и физическую усталость среди и без того измученных моряков, препятствуют соблюдению требований Конвенции 2006 года о труде в морском судоходстве и представляют угрозу для безопасности мореплавания, – считает генеральный секретарь ИМО.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: Российский моряк умер от коронавируса в Норвегии

В решительном заявлении, поддержанном Международной организацией труда (МОТ) и содержащемся в циркулярном письме от 18 декабря, Китак Лим призвал всех фрахтователей воздержаться от требований включить оговорки о запрете смены экипажей в чартерные договоры, а судовладельцев и операторов – отказывать им в подобных условиях. Он остановился на тягостных последствиях таких уступок, а также добавил, что существуют альтернативные договорные положения, которые позволяют проводить смену экипажей во время пандемии и должны быть использованы.

–Чтобы разрешить кризис смены экипажей, необходимы усилия всех заинтересованных сторон. Искоренение подобных оговорок – только одно из этих них, – отметил генеральный секретарь ИМО, подчеркнув, что организация готова и будет оказывать помощь в этом отношении государствам-членам ИМО, представителям отрасли и морякам.

Также сообщается, что международные организации в ходе последнего заседания Правового комитета ИМО сделали заявления, в которых осудили подобные оговорки в соглашениях фрахтователей. Комитет ждет предложений по этому вопросу к 108-Q Сессии, которая состоится в июле 2021 года.

Тем временем пошел уже десятый месяц с начала кризиса, и сегодня сотни тысяч моряков остаются на борту намного дольше первоначальных сроков контрактов. Некоторые из них не получают зарплату, и все – не могут репатриироваться. Не меньше моряков остаются дома без возможности попасть на борт судна, трудоустроиться и заработать себе на жизнь.

– Это настоящий гуманитарный кризис, который угрожает не только здоровью и благополучию моряков, но также безопасности мореплавания и бесперебойной работе глобальных цепочек поставок. Поэтому политика и практики, которые препятствуют безопасной и регулярной смене экипажей, должны быть пересмотрены или ликвидированы, – отметил генеральный секретарь ИМО.

Несмотря на всю серьезность ситуации, далеко не все государства признали моряков ключевыми работниками и обязались делать все возможное для облегчения кризиса. Так, по состоянию на 18 декабря, это сделали только 46 стран-членов ИМО и один ассоциированный член, Гонконг. Однако и это уже немалый прогресс. Кроме того, в ИМО отметили, что подвижки в лучшую сторону есть и в отношении применения одобренных индустрией протоколов по безопасной смене экипажей и путешествий во время пандемии, которые были утверждены в ноябре этого года и выпущены в официальном циркуляре ИМО MSC.1 / Circ.1636.

– К сожалению, морской отрасли недостает солидарности, которая намного быстрее позволила бы совместными усилиями преодолеть проблемы со сменой экипажей, которые начались вместе со стремительным распространением коронавируса, – отметили в РПСМ.
– Вместо этого каждый в индустрии – сам за себя и стремится как можно больше заработать и ничего не потерять. При этом в последнюю очередь думают о моряках, без важного и ответственного труда которых мировое судоходство вообще бы остановилось. А ведь они, как и все люди, должны иметь возможность после работы вернуться домой.